Киреев Н.В.


Пекшев Ю.Л.


Максимов А.Ю.


Идабаев В.А.


Ширинкин А.И.


Анисимов С.В.


Михайлов В.С.


Антипов Н.И.


Боева Н.Д.


Васюков П.С.
 


Бекузарова Л.Х.












 


Корсун В. А.
 


Анищенко Н. И.


Тараканов В. М.


Тимошенко Н. И.


Бурнышева Н. В.


Ляско М. В.


Чурилов М. Г.
 


Уваркина Е. Ю.


Даниленко А. Л.
 


Матвеев Д. В.


Шиловский Г. К.


Бьерне Дрекслер


Орехов А. И.


Мокроусова А.В.


Костромицкий В. Н.


Свид Г. С.
 

 


Инамов З.С.


Елхов В.Н.

 


Титирко Ю.Ф.


Парфёнов А.Б.
 


Саплицкий Л.Н.


Гриценко Д.А.


Гусейнов С.У.

 


Мамцев А.Н.


Мирошникова Н.И.


Емелин В.П.


Свириденко Ю.Я.


Евдокимов И.А.


Евдокимова А.С.


Пильщиков Е.Л.


Жуков Ю.А.


Столяров П.В.


Файзуллин И.М.

Костромицкий Василий Николаевич

Академик молока

Информация:

Интервью с генеральным директором ООО «Грайворонская молочная компания» Василием Костромицким


DN: Василий Николаевич, расскажите, пожалуйста, как Вы пришли в сельское хозяйство?
Я вырос в сельской семье. Про таких как я, говорят: «работает по призванию». Отец работал санитаром, мать работала дояркой. Вечером, как и все дети, бегал на ферму, было очень интересно там играть, но и заодно учился помогать родителям.  В классе 6-7 помогал отцу более осознанно и основательно. Так и пришло понимание, что нужно поступать в сельскохозяйственный институт на ветеринарного врача. В Белгороде тогда ещё не было ветеринарного факультета, поэтому я пошел на подготовительные курсы  Харьковского ЗооВетинститута, после окончания курсов сразу был зачислен на зооинженерный факультет. Так как амбиций и стремлений к росту у молодежи всегда хватает, одним из решающих факторов, из-за которого я выбрал именно этот факультет, стали слова одного из моих руководителей, о том, что «зоотехники чаще потом становятся председателями колхозов». И ведь действительно так оно и было!
В 1986 году я с отличием окончил институт, несмотря на то, что в школе учился с неохотой. С 1986 года по 1994 год проработал на разных специальностях от осеменатора до руководителя животноводческого направления в колхозе имени Куйбышева. Это было достаточно крупное предприятие в Белгородской области на 32 000  голов свиней, 2800 голов КРС и  9200 га пашни. В 1994 году по рекомендации главы Ивнянского района Белгородской области Евгения Захарова, я был назначен на должность управляющего Ивнянским отделением Сбербанка, где проработал 3 года.  С 1997 по 2001 год работал в администрации Ивнянского района (начальником отдела животноводства администрации и заместителем главы района). В 2001 году переведен работать в компанию «Продимекс» генеральным директором ООО «Ивнянский бекон». За два года  восстановили пустующие корпуса, нарастили поголовье до 11400 свиней. В тот же период заработал комбикормовый завод. На второй год мы получили хоть и небольшую, но прибыль – 612 тысяч рублей - единственные из пяти свиноводческих хозяйств компании.
В феврале 2003 года меня пригласили на должность директора по молоку ЗАО «Интеко», где я начал осваивать новые технологии в молочном животноводстве. Производственные мощности компании размещались на 9 фермах 1960-1970 гг постройки и в 2 комплексах, реконструированных по современным технологиям на 1000 и 2000 коров, расположенных в границах Ивнянского и Прохоровского районов Белгородской области в с. Маячки. Эксплуатация этих комплексов на первом этапе показала наши слабые стороны. Главным образом, это отсутствие достаточных знаний, низкий уровень освоения современной техники и оборудования, неумение управлять современными технологиями на крупных молочных комплексах. Постепенно эти технологии были освоены, что позволило наладить устойчивую работу производства.
В декабре 2005 года я был назначен (по инициативе администрации области) на должность директора вновь создаваемого предприятия ОАО «Белгородские молочные фермы»,  где было запроектировано, построено и запущено в эксплуатацию 2 молочных комплекса на 2550 и 3600 коров соответственно. Под руководством компании «Русские фермы» (президент компании  Даниленко А.Л.) мы участвовали в разработке и освоении этого проекта вместе с американскими специалистами и более глубоко изучили европейские и американские технологии. В течение двух лет у нас сложилось свое видение проектирования, строительства и эксплуатации крупных животноводческих комплексов по производству молока, выращиванию нетелей и откорму КРС.

DN: Василий Николаевич, как Вам удалось эффективно руководить столь разными проектами?
Для меня «Грайворонская молочная компания» - уже третий проект. Так получалось, что удачно завершив один проект, судьба подбрасывает мне новые проекты для освоения. На первом проекте ЗАО «Интеко» перед нами была поставлена задача получить 6800-7200 тысяч литров молока на корову, мы ее достигли.  Потом на ОАО «Белгородские молочные фермы» – в  2006-2007 году перешагнули рубеж по надою на корову  8200-8600 л. В этом 2009 году перед ООО «Грайворонская молочная компания» стоит задача получить  9500 л молока на корову. Результаты работы первых шести месяцев (5003 л/гол) подтверждают, что эта задача выполнима. Этот уровень продуктивности нам необходимо выдержать, для того чтобы подтвердить высокие возможности селекции американского скота, что с ним можно работать в нашей зоне, в наших климатических условиях, на наших правильно выращенных и заготовленных кормах. В целом, интеллект нашей страны способен освоить любые направления. И при грамотной поддержке, если мы задаемся целью, то этой цели достигаем.

DN: Какую роль в этой цепочке играют оборудование, кадры, инвестиции, руководство?
 Одно из успешных звеньев при достижении хороших результатов на высокопродуктивном скоте – это четкая работа технологического оборудования фермы, которая начинается с выбора поставщика. Прежде чем остановить свой выбор на одном производителе, мы тщательно изучили предложения ряда компаний - Boumatic, DeLaval, GEA WestfaliaSurge. Принимая во внимание такие важные критерии, как принцип работы оборудования,  технологические характеристики, удобство оборудования для животных, доступность сервиса, эксплуатационные и инвестиционные  затраты, мы сделали выбор в пользу компании  ГЕА ВестфалияСердж, которая кроме доильного оборудования, поставляет нам стойловое оборудование: домики для телят, ковровое покрытие в стойла «маты», покрытия в накопитель молочного центра и т.д. Судя по ответственности при подходе к делу, высокой квалификации специалистов GEA WestfaliaSurge, комфортности оборудования для работы с животными, наличию расходных материалов и средств обработки вымени коров до и после доения, хорошему сервисному обслуживанию, с выбором поставщика оборудования  мы не ошиблись. В принципе у нас не возникает ситуаций, в которых они не смогли бы нам оперативно помочь. Мы делаем все вовремя и правильно, это видно по производственным показателям – по состоянию и продуктивности животных.
Доение коров производится в доильном зале на установке карусельного типа  AutoRotor Global 90 на 60 доильных мест компании GEA WestfaliaSurge.  Каждая корова имеет  расположенный на шее чип, посредством которого во время доения в компьютер заносятся данные о количестве надоя от данной коровы, ее физиологическом состоянии. 
На  нашем молочном комплексе предусмотрено круглогодичное стойловое беспривязное содержание в помещениях, разделенных на секции и оборудованных индивидуальными боксами для отдыха коров.  Коровы размещаются в секциях по 160 - 240 голов. В каждой секции имеются групповые поилки, установленные в переходах к кормовому столу. Подбор коров в группы производится в зависимости от времени отела, возраста, уровня продуктивности и других признаков, а после их осеменения и проверки на стельность  - по периоду стельности. На молочном комплексе используется круглогодичный постоянный рацион кормления в коровниках на кормовом столе.
Такое молочное оборудование позволяет улучшить качественные показатели молока, что в условиях технического регламента на молоко и молочную продукцию играет не последнюю роль.

DN: Василий Николаевич, а как Вы относитесь к введению технического регламента на молоко? Как отразилось это на вашем бизнесе?
Я являюсь сторонником технического регламента. Для здоровья человека мы должны получать здоровое молоко. Оно  же так и называется, «здоровое» - без антибиотиков, без всяких осложнений и заболеваний коров. Для производителей молока техрегламент существенно повысил уровень дисциплины, санитарии производства, с коровой и с оборудованием стали работать значительно четче. Минус документа в том, что нас уравняли с производителями и хорошего и плохого молока. Мы же надеялись, что технический регламент нам поможет получать стабильно высокие цены за нашу продукцию и уверенно  жить с высокими доходами. Но в итоге мы получили проблему с неоднозначностью ценообразования на молоко. В целом, вопрос должен был быть поставлен таким образом, что если ты производишь молоко высокого качества, получи соответствующую цену. Если ты не производишь молоко высокого качества, то должен понимать, что цены на такое молоко будут все ниже и ниже, в конце концов, ты перестанешь существовать.

DN: Скажите, как Вы оцениваете рентабельность молочного бизнеса на данный момент?
Производственная себестоимость литра молока - 12 рублей 41 копейка  за литр молока, в то время как закупочная цена – 8 рублей 50 копеек. О какой рентабельности может идти речь при таких условиях?

DN: А кому Вы поставляете молоко?
Мы работаем с компанией «Юнимилк». Работая с этим партнером, мы получаем  более высокую цену, но незначительно выше, чем от обычных покупателей. Эта разница  составляет порядка полутора рублей. Этого недостаточно, чтобы покрыть наши затраты и мы ждем увеличения закупочной цены до отметки не менее 15 рублей за литр молока. В принципе, хотелось бы выдержать планку 2007 года, когда за 1 литр молока высшего качества мы получали 18 рублей 60 копеек. Это способствовало бы успешному и быстрому развитию молочного животноводства.

DN: Как Вы планируете держаться на плаву, если цены будут падать?
Здесь есть три направления, которые влияют на рентабельность успешной работы предприятия. Первое - это получать высокие удои при сравнительно низких затратах на производство молока. На первом этапе мы смогли на 32 рубля уменьшить затраты на корову в день по отношению к планируемым, сохранив нужную продуктивность и здоровье стада. Второе - важно не только поддерживать высокую продуктивность стада, но и увеличить процент коров долгожителей в стаде, пока нам это удается: уровень выбраковки коров выдерживаем ниже плановой. Я не называю цифр, чтобы никого не обижать и себя не хвалить. Для нашей страны данный показатель можно значительно улучшить как минимум в 1,6 раза. Это значит 2,5 тонны молока в год на корову (за счет покупки импортного или отечественного скота) мы терять не будем по стоимости годовых затрат на голову. Согласитесь, что это достаточно существенный момент для того, чтобы удержаться на плаву. Третье то, на что мы повлиять не можем, - это необходимость своевременной помощи  государства. В этот кризисный момент, когда стоимость молока, как бы мы не старались, но не получается дешевле, чем у нас его закупают. Необходимо рассмотреть поддержку со стороны государства, хотя бы для таких крупных комплексов, которые в перспективе будут определять устойчивое обеспечение молочными продуктами нашей страны.
 
DN: Как Вы считаете, придут ли новые игроки на рынок или будут выживать старые?
На сегодняшний день мы можем наблюдать переломный момент в отрасли. Подъем будет однозначно. Я считаю, что государство выдержит определенный тайм-аут и примет правильное решение по отношению к производителям. Крупных комплексов достаточно много, при этом те, кто начали участвовать 2 года назад в госпроектах, в ближайшее время выиграют. Новые игроки придут в «Большое Молоко» - это несомненно.
Последние тенденции в молочном животноводстве говорят о количественном укрупнении стада. В Мордовии, Чувашии, Новосибирске, Санкт-Петербурге, Краснодаре планируются крупные проекты на пятитысячные минимум и десятитысячные комплексы максимум. Мы, в свою очередь, также изучаем этот вопрос. С экономической точки зрения,  есть большая разница в затратах при  строительстве молочного комплекса на 3000 голов дойного стада и на 10000. Выгоднее строить мегапроекты. На 100 голов дойного стада можно иметь 47% рентабельности с литра молока и 2 млн. рублей прибыли в год, за эти деньги мало что сделаешь; и иметь пятитысячное поголовье комплекса при рентабельности 12-17%, и получить прибыль 60-80 млн. рублей в год. Разница ощутима, за такие деньги уже можно что-то сделать, реконструировать. А значит, будет перспектива развития производства. Но здесь можно столкнуться с острой проблемой нашего времени – дефицитом квалифицированного менеджмента.

DN: Возникают ли у Вас проблемы с кадрами? Если да, то, как Вы их решаете?
Из 10 специалистов, которые приходят на работу, в лучшем случае готовы двое, и то на 20-25%. Остальные знания формируются в  процессе освоения производства. В течение 5 лет проблема по кадрам будет стоять перед нами особенно остро. Более того, могу сказать, что мне в своей деятельности приходилось работать с американскими и европейскими специалистами. Из 7 американцев, которые работали с нами, двое были готовы работать и работать правильно. Они смотрели дальше нас, а 5 человек были на уровне знаний нашего студента - без глубоких знаний. Кадровая проблема должна всегда стоять во главе всех проблем, тогда успех будет обеспечен. Эту проблему сразу не решишь, но и развитие комплексов не остановишь. Считаю, что в ближайшие 3-5 лет большую роль в развитии и управлении молочным животноводством будут играть ведущие технологи-консультанты.

DN:  В целом, что бы Вы могли сказать молодым семьям, молодым студентам, выпускникам аграрных ВУЗов? Стоит ли сейчас идти в сельское хозяйство?
Я отработал в сельском хозяйстве 23 года, в принципе первые 3-4 года для меня были периодом понимания и привыкания к сельскому хозяйству. На мой взгляд, идти в сельское хозяйство молодежи стоит. Условия работы для специалистов улучшаются. В России все больше современных животноводческих комплексов малых и больших.
Если специалист видит себя обособленно, то ему прямая дорога к малым фермам. Конечно, может быть это труд рутинный, но в то же время благородный. Фермер осознает, что он работает на себя, и все проблемы и успехи у него собственные.  
Специалист, работающий на крупном предприятии, не так зациклен. В современном сельском хозяйстве уже практикуется распределение обязанностей по направлению деятельности. Сегодня не существует как такового зоотехника, когда он полностью работает со стадом. На сегодняшний день, есть «селекционер», который  отдельно ведет направление селекции, также есть «технолог по управлению стадом», «технолог по кормлению».
Похожая ситуация со специальностью «ветеринарный врач». Невозможно на крупном предприятии быть универсалом. У нас есть «ветеринар-гинеколог», «врач по молодняку», терапевт который занимается общими болезнями, врач который занимается профилактикой будущих болезней стада, то есть это тоже узкая специализация.
Условия, в которых они работают более чем комфортные – нормированный рабочий день, нормальная рабочая одежда, компьютер, выход в интернет, перспективы роста карьеры и зарплаты. Я думаю,  что молодежь пойдет в сельское хозяйство и будет его осваивать.
В России с успехом преодолеваются карьерные стереотипы. Теперь, сельский ты житель или нет, в первую очередь важно понятие материального благополучия человека. В сельском хозяйстве материальное благополучие молодых специалистов будет расти быстрее. В современных проектах, которые разрабатываются региональными министерствами, уже учтено жилье для молодых специалистов. А что такое иметь жилье? Это же снятие 60% жизненных проблем с человека.
Разница работы в малом и крупном бизнесе существенна.  Специалист в малом бизнесе – по сути, просто торгаш. В крупном бизнесе у специалистов возникает совсем другое отношение к работе. У сотрудника есть видение своей работы и своей роли в этом процессе производства.
Хочу отметить тенденцию, которую я наблюдаю у современной молодежи - увидеть мир собственными глазами как можно шире. Вы посмотрите, сейчас вся сознательная часть населения стремится  за город, дома там строят, жить стараются. Я в сельском хозяйстве проработал до 2003 года и объехал очень много стран. Если человек инициативный, если он достаточно грамотно осваивает производство, то он увидит своими глазами практически весь мир - от Австралии до Америки, не считая Европу. Он увидит, то, что раньше в деревне было не доступно, теперь в сельском хозяйстве даже это приоритетней, чем в городе.

DN: Василий Николаевич, на ближайшие 5 лет Ваши профессиональные и личные планы?
Статью  весь мир будет читать, а я про все свои планы расскажу? (Улыбается) Для меня важно, в принципе, как и для многих, быть нужным своему делу, своей стране. Хотелось бы, чтобы и дальше доверяли моему опыту, чтобы я справлялся с новыми задачами и оправдывал проявленное ко мне доверие. Важно, чтобы люди, которые работают со мной, были довольны проделанной работой. Что касается личных планов, то хотелось бы, чтобы дети пошли по моим стопам. Мне есть чему их научить.

DN: То есть в программе господина Зубкова «Семейных ферм» Вы бы поучаствовали?
Я читал об этой программе и полностью её поддерживаю. Она правильная на 100%, потому что крупные комплексы не могут охватить все население. На одном проекте будут задействованы 5-10 человек (семья и люди, находящиеся рядом) они будут обеспечены работой, это, безусловно, плюс.
Если даже в проект «Семейные фермы» попадут бездари или временные авантюристы, их будет меньшинство. Я убежден, что основная  масса семейных ферм будет работать нормально.  Но для меня формат семейной фермы не характерен, так как  всю жизнь работаю в крупном производстве, поэтому лично мне, семейная ферма в 100 голов не очень интересна. И если  начинать собственный бизнес, то с 500-600 коров. Каждый человек в жизни хочет быть собственникам. И те знания и опыт, которые я приобрел, хотелось бы воплотить не только в государственных целях, но и на пользу семьи.

DN: Скажите, по окончании этого проекта, планируется новый проект?
Можно сказать, что этот проект идет к полному освоению, он успешно эксплуатируется  8 месяцев. Выбраковка скота составляет не более 6,5%. Надои складываются более 9,5 тонны на одну корову в год, поэтому, если мне предложат поучаствовать в более крупном проекте, на 10-15 тысяч голов дойного стада, возможно,  дам согласие, т.к. не хочется приостанавливать развитие знаний и опыта, приобретенных в ходе проектирования, строительства и эксплуатации крупных животноводческих комплексов в наше время стремительно меняющихся технологий, машин, оборудования и генетики животных.

E-Mail