Президент группы компаний «Кабош» Дмитрий Матвеев, отвечая на вопрос, заданный ему в рамках Ежегодной конференции «Агрохолдинги России», рассказал о своем взгляде на эмбарго и о том, насколько сильно вводимые государством ограничения на экспорт и импорт влияют на инвестиционную привлекательность АПК. Спикер отметил, что для развития молочной отрасли российским игрокам, особенно производителям сыров, было бы лучше конкурировать с европейскими производителями. Организатором конференции выступил журнал «Агроинвестор», напоминает The DairyNews.

— Может, я покажусь странным, но я выступаю против любых ограничений. Еще когда вводили эмбарго, я говорил о том, что это очень плохо, — подчеркнул Дмитрий Матвеев, напомнив, что ГК «Кабош» является вертикально интегрированным холдингом и производит более 7000 тонн сыров в год. — Мы находимся близко к Беларуси, и я понимаю: если государство что-то ограничивает, оно делает это не в угоду отрасли, а в угоду политическим моментам. Вместо сыров из Голландии у нас «попер» сыр из Беларуси. Уж лучше нам было бы конкурировать с Европой!

Говоря о том, как повлияли на стоимость кормов колебания на рынке пшеницы в этом году, Дмитрий Матвеев сообщил, что в этом году в результате сложившейся ситуации на рынке одна только стоимость кормов повысилась на 40 %. А значит, в этих условиях государство вместо того, чтобы ограничивать вывоз, должно создавать условия для развития производства и стимулирования экспорта.

— А думать, что если людям запретить экспортировать пшеницу, то они ее будут продавать здесь дешево, – это глупо, они просто придержат ее до тех пор, пока цена не станет более выгодной, — дополнил эксперт.

При этом, продолжил спикер, когда мы говорим об успехах в экспорте, мы редко говорим о том, что именно мы экспортируем, а это в основном сырье, а не продукты переработки, на что также стоит обратить внимание.

— В отрасли нужны большие инвестиции, а государство сидит и считает, кто сколько заработал. Мы говорим: давайте пшеницу выращивать? Давайте! И вот предприятия купили технику, она еще не успела окупиться, — а тут вводят пошлины на экспорт. И мы остаемся один на один с банком, потому что ни у кого нет 3-х миллиардов рублей, никто эти деньги из кармана не вытащит, это все деньги банков, — подчеркнул Дмитрий Матвеев.

И это все не считая колебаний курса валют, которые также приводят к потерям для всех представителей АПК:

— 300 миллионов рублей мы потеряли в прошлом году на одной только технике из-за курсовой разницы, из-за подорожания доллара. Я считаю, что введение любых ограничений пагубно отражается на инвестициях, — обратил внимание президент ГК.

— Я стал инвестировать деньги в сыры в 2011 году, поэтому говорить, что без эмбарго мне было бы плохо, как минимум неправильно. Мы и без этого росли, как положено было расти, в соответствии с тем, сколько мы могли производить. Конкуренция должна быть, она заставляет вас быть сильнее. Еще в 2016 году я писал письмо президенту по поводу того, что мы не сможем выполнить установку по импортозамещению в сырах. Да, мы их можем делать технически, но не можем законодательно, потому что большинство европейских сыров делаются из непастеризованного молока, а у нас это запрещено. Так вот, если мы этого не делаем, то давайте не будем врать людям, что мы сейчас дадим им все, что они хотят, — предложил Дмитрий Матвеев.

Более того, подчеркнул эксперт, согласно исследованиям Nielsen IQ потребление сыра в РФ в 2017 году сократилось на 27%. Причина этому, утверждает спикер, в том, что нормальный сыр из Германии заместился более дешевыми и менее качественными продуктами из Беларуси:

— Когда я готовил свое выступление к Молочной Олимпиаде, я взял данные по производству молока в Беларуси. Из их же цифр было видно, что они выросли на 10% по молоку. Как думаете, они выросли в переработке цельномолочной продукции? Отвечаю вам: выросли! На те же самые 10%. А как думаете, насколько выросли в сырах, в переработке? На 50%! Как могут появиться такие цифры? Когда я в 2016 году был на заводе в Польше, я на каждом заводе видел белорусские грузовики, которые ехали туда за молоком. Тогда лучше уж нам с немцами конкурировать, это сложнее, но это хотя бы честно, — резюмировал Дмитрий Матвеев.

Тем не менее, есть и положительные тенденции на рынке, продолжил спикер. К примеру, государство активно работает над поддержкой экспорта и не только ведет переговоры с представителями отрасли, но и инициирует их. ГК «Кабош», по сообщению эксперта, работает над вопросом по экспорту сыворотки, но более перспективным и выгодным считает экспорт сыров:

— Если говорить об экспорте, мы можем занять свою нишу в экспорте твердых и полутвердых сыров. Мы сейчас уже готовимся, планируем серьезно заниматься этим вопросом с 2024 года. Сейчас отрабатываем технологию — это с какой-нибудь кисломолочкой легче: не получилась у тебя партия кефира, ты сразу это понял и выпустил новую, а с сырами, особенно твердыми, результат работы ты видишь далеко не сразу. Но мы считаем, что экспортный потенциал у отрасли есть, и тоже уже этим вопросом занимаемся.

Источник: The DairyNews

Россия 14.12.2021

По словам Михаила Мищенко, директора Центра изучения молочного рынка, на сегодняшний день убыль поголовья и отрицательная динамика производства молока в большинстве хозяйств не может компенсироваться ростом производства молока в крупных предприятиях. Об этом эксперт сообщил в комментарии The DairyNews.

Напомним, ранее стало известно, что «Русмолко» за 9 месяцев 2021 года увеличила производство молока на 38% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.
 

«Русмолко» показала действительно очень впечатляющий результат. Но вопрос заключается в том, что таких компаний, к большому сожалению, в нашей стране мало, и, как правило, это крупнейшие получатели господдержки. Темпы роста производства сырого молока в России существенно сократились, и сейчас составляют примерно 1% по сравнению с прошлым годом. Когда рынок растет максимум на 1%, а одна компания — на 38%, налицо очевидный перекос», — прокомментировал Михаил Мищенко.

Эксперт добавил: в данном вопросе надо понимать, что благодаря неравномерной господдержке рынок фактически растет за счет нескольких крупных игроков, и их доля на рынке ежегодно увеличивается. «Если мы посмотрим на статистику Пензенской области, за последние 2 года «Русмолко» существенно нарастила объемы и стала производить около половины всего объем сырого молока. А количество КФХ и ИП в регионе не выросло, а, возможно, даже сократилось», — заключил Михаил Мищенко.

Эксперт заметил, что подобный перекос в господдержке очень удобен государству, которое в его понимании «нацелено в первую очередь не на результат, а на пиар». Вторая проблема — просто не хватает денег, чтобы распределить финансирование между всеми, а достается только нескольким избранным среди всего рынка. И как результат — малые хозяйства не получают господдержку, пытаясь выжить своими силами, что ведет к сокращению поголовья и отрицательной динамике производства сырого молока.

Россия 28.10.2021

Источник: The DairyNews

 

 

Киреев Н.В.


Пекшев Ю.Л.


Максимов А.Ю.


Идабаев В.А.


Ширинкин А.И.


Анисимов С.В.


Михайлов В.С.


Антипов Н.И.


Боева Н.Д.


Васюков П.С.
 


Бекузарова Л.Х.












 


Корсун В. А.
 


Анищенко Н. И.


Тараканов В. М.


Тимошенко Н. И.


Бурнышева Н. В.


Ляско М. В.


Чурилов М. Г.
 


Уваркина Е. Ю.


Даниленко А. Л.
 


Матвеев Д. В.


Шиловский Г. К.


Бьерне Дрекслер


Орехов А. И.


Мокроусова А.В.


Костромицкий В. Н.


Свид Г. С.
 

 


Инамов З.С.


Елхов В.Н.

 


Титирко Ю.Ф.


Парфёнов А.Б.
 


Саплицкий Л.Н.


Гриценко Д.А.


Гусейнов С.У.

 


Мамцев А.Н.


Мирошникова Н.И.


Емелин В.П.


Свириденко Ю.Я.


Евдокимов И.А.


Евдокимова А.С.


Пильщиков Е.Л.


Жуков Ю.А.


Столяров П.В.


Файзуллин И.М.

Титирко Юрий Фёдорович

Академик молока

Информация:

Интервью с генеральным директором ОАО «Имени Ленина» Юрием Титирко


DN: Какие основные направления деятельности Вашего хозяйства?
Мы занимаемся растениеводством и животноводством, выращиваем зерновые и подсолнечник. С недавнего времени основным видом деятельности является производство молока. Общее поголовье крупного рогатого скота составляет 1040 голов, из которых 500 голов дойного стада (маточного поголовья).

DN: Насколько я знаю, ОАО «Имени Ленина» является лидером по надоям в Южном регионе?
Производство молока у нас составило за прошлый год 9965 литров на одну корову. Насколько я владею информацией, по этому показателю мы занимаем третье место в России.

DN: Как Вам удалось достичь таких результатов?
Во-первых, благодаря самым современные технологиям содержания животных, соответствующим мировым стандартам. Они включают в себя беспривязное содержание, доение животных на карусели AutoRotor на 18 мест. Это оптимальный размер для нашего хозяйства, в силу того, что исходя из наших площадей, расчетное поголовье должно составлять 525 дойных коров. Кроме того, наши комплексы оснащены системами навозоудаления типа дельтаскрепер, системами вентиляции, водопоения – все оборудование компании GEA WestfaliaSurge.
Во-вторых, не малую роль играет высокая продуктивность скота голштинской породы черно-пестрой масти, который мы завезли из Германии.

DN: А почему Вы выбрали именно оборудование  GEA WestfaliaSurge?

Несколько раз я в составе различных делегаций посещал современные молочные комплексы в Ленинградской области, Краснодарском крае, в Германии и у меня была возможность оценить новые технологии, которые сейчас применяются в животноводстве. Учитывая свой опыт работы, я понял, что мы в силах их освоить и применить у себя в хозяйстве. Встретились с региональным представителем по продаже оборудования компании GEA WestfaliaSurge, который предложил нам решение для молочного производства, оптимальное по соотношению цены и эффективности использования оборудования. Все его рекомендации мы с успехом применили на нашей ферме. Используя это оборудование, мы не имеем ни проблем, ни сбоев, и только слова благодарности говорим в адрес этой компании.

DN: Насколько ОАО «Имени Ленина» соответствует тому образу, который Вы себе представляли в процессе создания фермы?
Когда я ставил задачи, планировал производство,  планки значительно были ниже, чем достигнуты сейчас. Нас посещали делегации из Европы, Америки, Европы, и судя по их откликам, уровень  нашего хозяйства выше среднеевропейского.

DN: Сейчас, в летний период, наверняка возникают излишки молока? Как Вы справляетесь с этой проблемой?

У нас этой проблемы нет. Наше молоко востребовано в силу того, что соответствует высшим параметрам качества. И было бы преступлением использовать его для производства сухого молока. Мы реализуем его группе компаний «АМЗ». Кроме того, наше молоко используется для детского питания в рамках губернаторской программы «Детское молоко».

DN: Скажите, а насколько отличаются надои в летний и зимний периоды?

Благодаря технологии, которую мы переняли у европейских коллег, зимой мы производим молока даже больше, чем летом. Это не есть проблема сезонности, это проблема технологий. Она включает в себя круглогодичное стойловое содержание и однотипное кормление в течение всего года.
 
DN: Как Вы обеспечиваете кормовую базу?
Рацион наших коров состоит из 20 сбалансированных компонентов. Мы сеем необходимые культуры, приобретаем пальмовое масло для обеспечения энергетики рациона. Для того чтобы обеспечить животных белком, добавляем соевые высокобелковые концентраты. Для приготовления кормов мы используем кормосмесители-кормораздатчики, которые также приобрели у компании GEA WestfaliaSurge.

DN: Планируете ли Вы увеличивать молочное поголовье?
На данный момент, пока не стабилизируется рынок, скорее всего, нет.

DN: Сейчас многие жалуются на убыточность молочного производства, Вас тоже это коснулось?
Да, сейчас мы вынуждены реализовывать молоко по 9 рублей. Если сравнить рентабельность, то за первый год работы она составила 80%, за второй год – 20 %, а на данный момент она не более 5-7 %. Но в силу того, что были включены огромные инвестиции, очень сложно вести производство при таких ценах.

DN: Привлекая заемные средства, с какими банками сотрудничаете?
Если в этом есть необходимость, мы работаем с «Россельхозбанком». А вообще  стараемся  обходиться  собственными средствами, в это непростое финансовое время только собственный  энтузиазм и гибкость позволяет выживать.

DN: Вы сталкивались с тем, что «Россельхозбанк» стал чаще отказывать в кредитах за последний год?
На самом деле, сейчас декларируется поддержка сельского хозяйства, как реального сектора экономики, но я ее не вижу. Мы загнаны в угол тем, что вложили большие средства. Сегодня как-то надо пережить это смутное время. Так как мы уже брали кредиты на строительство молочного комплекса, в новых кредитах нам отказывают, мотивируя это тем, что наш лимит исчерпан. Хотя реально у нас есть залоговая база и есть производство.
Я обращался через сайт к президенту и премьеру с просьбой объявить мораторий на погашение основного долга, но остался не услышанным. У нас 4000 га сельхозугодий, но из-за того, что молоко стоит 9 рублей, а зерно стоит 3 рубля, «обслужить» свою землю при данной экономике производства не представляется возможным. Нынешние меры, предпринимаемые президентом и правительством не способствуют улучшению этой ситуации, хотя реально проблема создана не без их участия.

DN: То есть получается, что программа развития АПК загнала Вас в «долговую яму»?

Совершенно верно. В силу сложившихся обстоятельств, невозможно гасить за счет молока те кредиты, которые мы взяли на развитие производства.  Это при том, что мы очень хорошо работаем, у нас один из самых лучших показателей в России. Мы с успехом применяем все технологии, животные у нас содержатся в отличных условиях и чувствуют себя прекрасно. Проблема создана не нами, проблема мировая. Куда бы я ни обращался, меня никто не слышит, никто не может дать ответ в этой ситуации.

DN: А как же государственные дотации?

Есть субсидии на кредиты, но они выплачиваются с задержкой в полгода. А мы производим молока на 4 млн. в месяц, из которых 3 млн. уходит на покупку корма, 500 тысяч на зарплату, и не остается лишних денег на погашение кредита. В этой ситуации больше вопросов, чем ответов.

DN: Не так давно Правительство РФ согласовало законопроект о торговле. Какое влияние может оказать его принятие на молочную промышленность?
Я считаю, что торговые сети сейчас являются основным тормозом развития отрасли. Сейчас литр молока 3,4 % жирности переработчики закупают у нас по 9 рублей, а торговые сети молоко 2,5 % жирности продают по 40-45 рублей. Если перевести наше молоко в базовую жирность, то на полках магазинов оно должно стоить 60-65 рублей. Разница между закупочной и реализационной ценой составляет 600-700 %. Переработчики стонут, они не могут с нами рассчитаться, из-за того, что торговые сети не возвращают им деньги. И если судить объективно, получается, что кто-то наживается, а кто-то еле-еле сводит концы с концами.

DN: Какие планы на будущее?
Есть возможности, есть знания, можно развивать животноводство, и у меня есть к этому интерес и желание. Необходимо только изменение экономической ситуации.

E-Mail