Киреев Н.В.


Пекшев Ю.Л.


Максимов А.Ю.


Идабаев В.А.


Ширинкин А.И.


Анисимов С.В.


Михайлов В.С.


Антипов Н.И.


Боева Н.Д.


Васюков П.С.
 


Бекузарова Л.Х.












 


Анищенко Н. И.


Тимошенко Н. И.


Бурнышева Н. В.


Ляско М. В.


Чурилов М. Г.
 


Уваркина Е. Ю.


Даниленко А. Л.
 


Матвеев Д. В.


Бьерне Дрекслер


Орехов А. И.


Мокроусова А.В.


Свид Г. С.
 

 


Инамов З.С.


Титирко Ю.Ф.


Парфёнов А.Б.
 


Саплицкий Л.Н.


Гриценко Д.А.


Мирошникова Н.И.


Емелин В.П.


Свириденко Ю.Я.


Евдокимов И.А.


Евдокимова А.С.


Жуков Ю.А.


Столяров П.В.

Файзуллин И.М.

Парфёнов Александр Борисович

Академик молока

Информация:

Интервью с генеральным директором ООО «Молоконт» Александром Парфеновым


DN: Александр Борисович, почему Вы выбрали именно молочную отрасль? Расскажите о своем профессиональном пути. 
После окончания института МВТУ им. Баумана в 1977г я был распределен на предприятие Министерства Среднего машиностроения. Предприятие, где я работал занималось разработками активных зон атомных реакторов различного типа. В 1986 г защитил диссертацию по оборонной тематике.
Перестройка экономики на демократические рельсы дала возможность использовать потенциал многих оборонных предприятий в решении народнохозяйственных проблем, в том числе сельского хозяйства, стала развиваться конверсия. Оборонные заводы, обладающие колоссальным опытом, уникальным оборудованием и технологиями, получили возможность делать то, что не могли сделать специализированные заводы по выпуску молочного оборудования. 
Советское построение производства и переработки молока устанавливало  участие колхозов — производителей молока в переработке молока на государственных молочных заводах по централизованному принципу на паевой основе.
Производители молока надаивали и везли молоко на Городской или Районный молокозавод. Молоко  перерабатывалось на большом заводе, выпускалась молочная продукция, и, колхознику уже возвращалось через магазины готовые продукты по ценам устанавливаемым государством. При этом разницу в цене между  сырым молоком  и готовым фасованным продуктом никто не считал.  Сельское хозяйство было плановое и дотировалось из бюджета.
Процесс приватизации объектов сельского хозяйства разорвал его на множество частей не связанных между собой и, принадлежащих различным собственникам. Всем, кроме крестьян, которые, практически задаром, продали свои земельные паи. Молочные заводы тоже были приватизированы, но без молока они захирели.
Попытки производителя молока самостоятельно выйти на рынок готовой продукции часто бывают бесполезными – санитарный надзор тщательно отслеживает безопасность молочной продукции во избежание какой-либо эпидемии. Надо сказать, что молоко, всегда называли «тихим убийцей». Если продукт заражен бактериями, то он пьется точно так же, как незараженный. Это может привести к колоссальным последствиям для здоровья потребителя.
Здесь следует и вспомнить исторический опыт Аграрной реформы П.А.Столыпина в 1906г ,который писал, что « крестьянин не может любить чужое наравне со своим и не будет обихаживать, улучшать землю, находящуюся во временном пользовании».
 Россия большая, и жители небольших городов и поселений также потребляют молочную продукцию, которую им поставляют в магазины крупные перерабатывающие заводы, а фермеры- крестьяне оказались на грани выживания. Сейчас нужно дать каждому крестьянину- фермеру возможность перерабатывать свое сырье, хотя бы для социальных нужд (школы, детские учреждения,  больницы и т.п.) т.е. изготавливать  местную продукцию в  зависимости от необходимого объема.
В  Россию начали поставляться импортные контейнерные быстровозводимые молочные заводы зарубежного производства (Германия, Швеция, Финляндия и т.д.). Для нас это была новинка. При этом, попытка заменить собой большие заводы, высокая стоимость, техническая сложность, отсутствие запчастей, сервиса и разрешительной документации, соответствующей Российскому законодательству импортные контейнерные молочные заводы не прижились.
Но опыт приходит со временем и практикой, и мы решили создать малое предприятие «МОЛОКОНТ» - т.е. Молочный контейнер и разработать переработку для малых производителей (до 10тн производства молока)  с использованием Российского оборудования.
Первый завод был изготовлен в 1992 году и установлен в Московской области под Зарайском. Тогда мы попытались воспроизвести на нашем оборудовании пример немцев: так же взяли блоки габаритом 9 х 3 м  и попытались сконструировать их в единое целое. Конечно, сейчас это выглядит смешно, но в то время мы достигли определенных результатов. Сделали завод, произвели на нем молоко. Все было не так красиво, конечно. Нам стало понятно, что российское оборудование для малой переработки отсутствует полностью. Тогда мы обратились в институт монтажной технологии МИНСРЕДМАША, имеющий большой опыт работы с нержавеющей сталью, начали делать свое оборудование. Со временем оно совершенствовалось, и мы попытались продавать цех, то есть непосредственно саму «начинку».
Одним из наших самых больших заблуждений в то время являлся подход по принципу «изготовил, привез, установил, запустил и начал выпускать продукцию».
 Но данный путь не стал жизнеспособным из-за требований контролирующих органов непосредственно к предприятию, по безопасности продукции.
Первые заводы, мы «срисовывали» с иностранцев. Они были негабаритных размеров 3*9, и  мы пытались все оборудование втиснуть в один блок 3*9 или 3*6.
 Потом мы убедились, что Россия огромная и при поставке заводов на большие расстояния транспортная составляющая достаточно дорога.
Нами были разработаны и запатентованы стандартные «кубики» и стыковка их между собой. Да, мы затрачиваем время на стыковку, но зато получаем хороший продукт. Мы можем сделать любой завод и вставить такие отделения, которые необходимы. Можем их раздвинуть, расширить, уменьшить, сориентировать удобно, в соответствии с санитарными нормами.
Основываясь на опыте создания модульных заводов мы привели всю нашу документацию в соответствие с нормами ЕС.
После проведенной колоссальной работы, стало понятно, что без соответственно оформленной документацией, без тесного взаимодействия с местными органами власти, Роспотребнадзора никак нельзя ни нам, ни фермеру, потому что, иначе это самая настоящая – «партизанщина».
 Все думают, что так просто – привез, поставил завод, подключил, как стиральную машину и предприятие начало отлично работать. Это огромное заблуждение – так работать нельзя! Многие так продают и скрывают ту часть, которая достаточно затратна и трудоемка, потому что порядка 50-70% от полной стоимости завода уйдет на создание инфраструктуры. Для этого требуется полное выполнение архитектурно планировочной части проекта. Нужно понимать, что это все потребует не только денег, но и времени. То есть планировать и согласовывать перерабатывающий завод необходимо до уплаты производителю оборудования за  2-3 месяца.

DN: Конкурентоспособно ли ваше предприятие на фоне западных аналогов?
С 1990 года по 2009, мы построили более 60 модульных заводов. За это время нашу продукцию мы поставляли не только по России от Пскова до Камчатки, от Коми до Краснодарского края, при этом все поставленные заводы были запущены и разрешены к выпуску молочной продукции местными органами Роспотребнадзора. Осуществляли мы и зарубежные поставки (Казахстан, Армения, Канада). Нами был выигран тендер по республике Монголия. Но там проблемы с финансированием. Второй тендер – в Венесуэле. Там рассматривались все проекты контейнерного типа. Мы даже не знали о том, что проводится такой тендер. Контракт был подписан в начале 2009г во время моей поездки туда с Министром сельского хозяйства в рамках межправсоглашения, представитель министерства приезжал в Москву и мы посещали с ним модульный завод «МОЛОКОНТ» в Калужской области. Большую заинтересованность проявили также такие Латиноамериканские страны, как Боливия, Эквадор, Перу, Уругвай. Проблемы с молочной отраслью у нас схожие, и, очевидно наш путь и продукция им понравилась. Наша компания – частная. Мы не реализуем большие проекты, определив направление на малую переработку – до 10 тн по сырому молоку. То есть то, что может быть востребовано по программе «Семейные фермы». Всегда соизмеряем свои силы с возможностями и не подводим клиентов. Кстати, недавно наша компания запустила модульный завод в Белгороде в рамках проекта создания семейных ферм. Там уже выпускают молоко.
DN: Кто сейчас правит балом на мировом рынке?
В России чиновники и банкиры. Молочный рынок зависит только от них. В их силах одно предприятие разорить, а другому дать развитие. Про весь мир не знаю.
DN: Какие проблемы, по Вашему мнению, существуют на данный момент в молочной отрасли, с какими сложностями сталкивается Ваше предприятие?
Первая проблема – отсутствие школы по переработке молока. Отсутствие профессиональных кадров. Одно из условий Венесуэлы, которое сейчас обсуждается – они будут посылать к нам в Агроиженерный Университет им.Горячкина молодежь, которую будем обучать Российским методам молочной переработки.
Хотелось бы создать в Солнечногорске на базе ЦМИСа центр практического обучения для студентов. Вторая проблема. Это отсутствие средств у крестьян. Для банков требуется обеспечение кредита, а где его взять.
Третья проблема. Существенное сужение количества российских поставщиков качественного технологического оборудования для переработки молока.
DN: Как Вы считаете, можно ли сказать, что среднему и мелкому производителю молока не выгодно работать с крупными переработчиками?
Однозначно. На сегодняшний день практически все крупные перерабатывающие заводы имеют собственную сырьевую базу. Сборное молоко в небольших объемах и в отдаленных районах для них мало интересно. Качество трудно отследить, транспортные расходы велики, поэтому закупочная цена на молоко, предлагаемая фермерам низка, ей. А фермеру деваться некуда! Молоко – ведь его не заморозишь. Да, сдают в убыток. И государство не дотирует, хотя был разговор о дотациях. Знаю много случаев, когда из-за убыточности под нож пускали все стадо. Трудовые затраты выше, чем продажная цена.
Но и самим заводам неинтересно работать с мелкими производителями: процесс сбора молока длительный, потому что молоко бывает разное. Одно может быть с микробиологией положительной, другое - с отрицательной, поэтому есть риск не довезти молоко свежим.
DN: А какой тогда выход для мелких фермеров в данной ситуации? Что им можно предложить?
Скорее всего, это кооперативы фермеров. Это хоть какой-то выход. Но потребкооперация должна быть направлена не на сбор молока и его отгрузку в сыром виде, а на переработку молока для нужд муниципального образования. При этом оплату фермеру нужно производить на стадии сдачи им молока. Потребкооперация должно быть паевым обществом фермеров и организовывать производство молочной продукции в зависимости от потребностей небольших муниципальных образований. Однако необходимо очень аккуратно относиться к проблеме качества сырья – когда его собирают во фляги. Здесь Технический регламент вводит жесткие ограничения, и получается, что для переработки нужно организовывать лабораторию входного контроля. Потребкооперация должна доводить местное молоко до молочной проукции для реализации в социальную сферу и для продажи населению. Тогда и возродятся в России семейные фермы, которые при полной самостоятельности будут делать общее дело на пользу населения. Практически это модель Аграрной фермерской реформы, которая реализована в Америке, Канаде и в большинстве Европейских стран.
DN: Могли бы Вы описать портрет вашего покупателя? Есть ли тенденция к увеличению продаж блоковых заводов?
Наш покупатель, в основном фермер, которому мы объясняем все «от и до».
Объсняем поседовательность его действий и каждый шаг к цели. Делаем это бесплатно, предоставляем и согласовываем предпроект. Бывает, что человек возвращается к нам через полгода, после проведения подготовительных работ и согласования всех вопросов, начиная от качества и объема сырья, заканчивая решением необходимого круга вопросов, необходимых для организации переработки. Правда бывает, что не возвращаются, но обязательно звонят и объясняют ситуацию.
Тенденция к увеличению продаж существует, но это не главное мы объясняем все досконально - с чего надо начать, куда обратиться, где можно взять деньги. Просто так прийти и сказать нам: «Я хочу!» – нельзя, и не только по финансовым соображениям.
DN: Рентабельно ли заниматься на небольших заводах молочным бизнесом?
Крайне рентабельно. Потому что получить более 30 % прибыли с литра молока – это очень хорошая прибыль, самое главное в этом, что фермер увидит плоды своего труда.
DN: А не проигрывает ли фермер в логистике и реализации продукции?
Вы знаете, понятие «логистика» – это прерогатива больших городов. Я вас уверяю, что если взять в целом Россию, в которой много сельских поселений, то понятие «логистика» для них отсутствует. Населению просто нужно получить свой стакан молока, выпить его и замечательно себя чувствовать! Тем более что большинство муниципальных образований дотируют это молоко. У нас есть закон, по которому дети должны получать молоко бесплатно, пенсионеры должны получать какой-то социальный пакет. Одно дело, если муниципальные образования поедут закупать молоко по 30 рублей, а другое, если они у фермера оптом закупят. У него будет собственный сбыт, и он будет продавать его по 15 рублей.
DN: А может ли быть такое, что нас ждет время, как семейных ферм, так и семейных заводов?
Конечно, семейные фермы возрождаются, а каждая семейная ферма должна иметь свой небольшой завод для переработке. В данном случае отсутствует конкуренция с мега-фермами и мега- заводами. Это разные объемы и разные задачи. И конкуренции здесь нет, большим заводам объемы семейных ферм неинтересны. Каждому свое!
DN: Какова стоимость такого предприятия? И каков срок его окупаемости?
Тяжело сказать. Все зависит от объема и ассортимента переработки. Например, модульный молочный завод на полный ассортимент с производительностью 2 тн/сутки стоит около 4 млн.руб. Окупаемость его зависит от спроса на продукцию и трудозатрат. И только потребительский рынок может знать - за сколько все окупится. Могу сказать, что при производстве цельного пастеризованного молока все окупается достаточно быстро (1-2 года). Поэтому мы советуем постепенно расширять свой ассортимент в зависимости от спроса.
DN: Где у вас находится завод, где формируются блоковые заводы?
Сборочное производство находится здесь в Москве. Здесь все собирается и монтируется. У нас есть собственный цех и производство, а также собственный контроль. Часть оборудования мы получаем от поставщиков. В связи с тем, что комплектация очень сложная и мы гарантируем работоспособность – всё тестируется, опечатывается, и только после этого отправляется клиенту. Без тестирования не обходится ни одно изделие.
DN: На ближайшие 5 лет какие планы у вашей компании?
Я, честно говоря надеюсь, что ближайшие пять лет дадут мощный импульс семейным фермам и их объединениям. Это востребовано, и я надеюсь, что государство окажет им всемерную поддержку. На рынке питания кризисов быть не должно.


E-Mail